13:32 

Шармила Шрея
12 мая – день медицинской сестры. Я как обычно, немного запаздываю, но для некоторых вещей или событий, или людей не существует понятия об актуальности, о времени, о давности…
Хотела вспомнить о женщине, чье имя стало нарицательным, эталоном милосердия, чья удивительная мужественность и внутренняя сила заставляют верить, что еще не все потеряно в этом мире для человечества…
Мать Тереза. Эта женщина излучала свет.


Люди часто бывают неразумными, нелогичными и эгоцентричными.
Все равно прощай их.

Если ты добр, люди могут обвинить тебя в эгоистичных и скрытных мотивах.
Все равно будь добр.

Если ты добьешься успеха, то получишь несколько ложных друзей и несколько настоящих врагов.
Все равно добивайся успеха.

Если ты честен и искренен, люди могут обмануть тебя.
Все равно будь честным и искренним.

То, на постройку чего ты потратил годы, кто-то может разрушить за одну ночь.
Все равно строй.

Если ты обретешь душевное равновесие и счастье, к тебе будут испытывать ревность.
Все равно будь счастлив.

То добро, что ты сделал сегодня, люди часто забудут завтра.
Все равно делай добро.

Отдавай миру самое лучшее, что у тебя есть, и этого может никогда не хватать.
Все равно отдавай миру самое лучшее, что у тебя есть.
Мать Тереза


В начале своего пути она страдала от одиночества, недопонимания. Но в 1949 году, как и положено для великих начинаний, к ней присоединились 12 последовательниц, а в 1950 году орден Милосердия был признан Римом.
То, что начиналось как орден из 12 человек, сейчас насчитывает 300000 сотрудников, которые трудятся в восьмидесяти странах мира, управляя там детскими домами, клиниками для лечения СПИДа, лепрозориями...
Сестры Ордена милосердия живут так же, как и их подопечные: нет у них ни холодильников, ни стиральных машин, они более чем неприхотливы в еде, моются простым мылом, ездят только на общественном транспорте. Их собственность - сари, сандалии, зонтик на случай дождя, тощий матрас. Но от беднейших из бедных монахинь отличает не только маленькое распятие у левого плеча.

Каждое утро - установка, тренинг любви – молитва св. Франциска Ассизского:

Господи, удостой меня быть орудием мира Твоего!
Чтобы я любил, где ненавидят,
Прощал, где обижают,
Мирил, где враждуют,
Вносил истину, туда, где заблуждаются,
Веру, где сомневаются,
Надежду, где отчаиваются,
Радость, где горюют,
Свет – во тьму.
Удостой утешать, а не ждать утешения,
Понимать, а не ждать понимания,
Любить, а не ждать любви.
Ибо кто дает, тот получает,
Кто забывает себя, тот обретает,
Кто прощает, тому простится,
Кто умирает, тот проснется к жизни вечной.


В заброшенном доме среди мусорных куч она основала школу для никому не нужных детей – младенцев из мусорных ящиков, маленьких инвалидов и сирот, что положило начало системе детских приютов ордена Милосердия. Однако ее подвижничество не замкнулось на уличных детях и организации школ. Она взяла на себя миссию помогать умирающим. Первая женщина, подобранная Матерью Терезой прямо на залитой помоями мостовой, была объедена крысами и муравьями, но еще жива. Ни одна больница не хотела ее принимать, однако мать Тереза не отступила и заявила, что она не бросит несчастную, пока та не умрет. В Калькутте прямо на улицах умирают сотни бедняков, и весть о блаженной монахине, стаскивающей куда-то умирающих бездомных, достигла городских властей. Муниципалитет выделил ей пустой храм, посвященный индийской богине Кали, и в огромном помещении, где некогда содержался жертвенный скот, разместились умирающие бедняки. Так возник «Дом для умирающих», где обреченного на смерть бедняка окружали любовью и заботой, чтобы он мог дожить свои дни достойно. Тронутые любовью матери Терезы, сюда стекались благотворители со всего мира, и они уж точно были уверены, что их деньги пойдут страждущим и неимущим.

Враг, с которым сражались сестры, надевал разные личины. В Индии он назывался "проказа". В Америке - "СПИД". В Южной Африке - "апартеид". Но для матери Терезы это была все та же нелюбовь, немилосердие, нежелание душевно трудиться, эгоизм, глупость - вечные человеческие пороки, отправившие на Голгофу Христа. И почерк матери Терезы, что в развивающихся странах, что в так называемых цивилизованных странах был одинаков.
Она прибывала на поле брани одна и без оружия. Никого не проклиная, не обличая и не задабривая, открыто брала под защиту тех, кто, по ее мнению, в ней нуждался. И, добившись общественного прозрения, для закрепления успеха открывала миссию, в которой поселялись сестры Ордена милосердия.
В Индии она доказала, что проказа - это вовсе не проклятие Господне, а просто болезнь и ее можно вылечить, если своевременно взяться. Она оказалась упорнее и последовательнее швыряющегося камнями населения и родственников, вычеркивающих больных из памяти. Вместо лепрозория был построен поселок, где прокаженные проживали семьями, до полного выздоровления или смерти и даже позволяли себе рожать - здоровых! - детей. Мать Тереза охотно приглашала туда любопытствующих на чаек.
Ее способности производить сенсацию могли бы позавидовать имиджмейкеры политиков и кинозвезд. Она приехала в Нью-Йорк в 1985-м, в самый разгар истерии в связи с эпидемией СПИДа. Посетила тюрьму, где умирали трое инфицированных преступников. Ужаснулась. Посетила мэра Нью-Йорка. И он после встречи с нею в двадцать четыре часа умирающих освободил. К Рождеству в Гринидж-виллидж открылся первый приют для больных СПИДом (она любила преподносить Христу ко дню рождения дорогие подарки). И пока обывателей трясло от страха, а священники недоумевали, при чем тут христианское милосердие (по отношению к лицам, совершившим содомский грех! За то и наказание!), Gift of Love ("Подарок любви" - так называется приют для больных СПИДом в Нью-Йорке) принял первых несчастных постояльцев. И мать Тереза просветила население по телевизору, что СПИД - это предостережение Господне, это знак. О чем? О наступающем конце света? Нет, конечно. Это знак, что следует в конце концов нам открыть сердца и возлюбить друг друга. Обыватели от такого просвещения просто обалдели. И "Подарок любви" матери Терезы как-то незаметно превратился в подарок любви горожан своим несчастливым собратьям.
"Я не понимаю, что такое апартеид", - заявила она, появившись в Претории в самый разгар южноафриканских событий. Наверное, все-таки понимала. А может, и чисто по наитию были подобраны сестры: одна белая, одна черная, одна бенгалка и одна китаянка. Они истово трудились на пользу бедным, являя собой живой пример интернациональной дружбы.


Как мать захочет, так и будет
Так говорили сестры Ордена милосердия про свою мать.
Свобода, удивительная, завидная свобода, свобода поступков и мыслей.
Принцесса Анна, Ясир Арафат, Джордж Буш, Фидель Кастро. Рейганы, Рональд и Нэнси. Дэн Сяопин, принцесса Диана, король Норвегии Харальд V, принц Чарльз. Пий XII, Иоанн XXIII, Павел VI, Иоанн Павел II... Именной указатель в любой биографии матери Терезы озадачит вас самыми невозможными сочетаниями. Матери Терезе действительно открывались двери и хижин, и дворцов.

Она могла: приготовить обед на шесть тысяч человек; не спать много суток подряд; всегда улыбаться; зайти в посольство Ирана и оставить там записку аятолле с просьбой срочно ей позвонить, чтобы обсудить проблему заложников; забыть медаль лауреата Нобелевской премии мира где-то в гардеробе королевского дворца.

Она утверждала, что ничто так не укрепляет дух и не открывает души беженцев, как вычищенная выгребная яма (разумеется, она чистила ее неоднократно). Ей постоянно приходили в голову нестандартные мысли: в поисках возможности дешевого перемещения в пространстве она предложила себя Air-India в качестве стюардессы. К сожалению, ей отказали.

Она говорила с королями и нищими, держала речь перед полными залами. И никогда не писала речей. Ей нужно было просто помолиться, чтобы знать, что сказать.

Ради норвежского короля она надела носки, и об этом писали газеты.

Почетный доктор теологии Оксфордского университета, она украшала свой быт статуэтками девы Марии и открытками с кровоточащим сердцем Христа, лечилась от усталости и от болезней молитвой и постом, ей можно было позвонить ночью - в любой час - и удостоиться беседы, в Рождество она пела Христу "Happy birthday to you".

"Невозможная смесь святого Франциска с фельдфебелем", - похвалил ее местный сотрудник Красного креста. В разрушенный войной Бейрут она прибыла с пасхальной свечой и иконой девы Марии. Помолилась. Наступило перемирие. Потом она пересекла линию фронта и притащила кучу замурзанных слабоумных детей из какого-то разбомбленного детского дома.

Расцвеченная чудесами, история ее жизни стала произведением устного народного творчества.

Однажды, когда Калькутту в очередной раз осадила новая волна голодных (Ганг разлился?) и мать Тереза и сестры готовили обед на семь тысяч человек, кончились продукты, и стало ясно, что завтра никто не получит благотворительного хлеба и супа. И вдруг - о чудо! - отцы города по непонятной причине отменили занятия в школах. И весь хлеб из школьных столовых достался голодающим.

Однажды мать Тереза сидела пригорюнившись и ломала голову, где бы ей раздобыть 50 000 рупий, чтобы оборудовать детский дом в городе Агра. И вот, когда ей окончательно стало ясно, что дома у сирот скорее всего не будет, вдруг - о чудо! - раздался телефонный звонок. Незнакомый голос сообщил, что матери Терезе присуждена некая филиппинская премия Magsaysay Prise (вы слышали что-нибудь о такой?). И тогда, конечно же, всем стало ясно, что Бог желает детский дом в Агре.
Однажды сестра Андреа, первая немецкая сестра Ордена милосердия, прибыла в Калькутту и явилась к матери. И вдруг оказалось, что спальное место на полу есть, но вот накрыть его нечем. И тогда мать решила вспороть свою подушечку, чтобы из ее тряпичного содержимого соорудить гостье матрасик. И только она занесла над подушечкой нож, как - о чудо! - в дверь постучали. Кто там? На пороге некий покидающий Калькутту господин с матрасом в руках, который ему больше не нужен. (По другой версии, прибыла целая машина с матрасами из отеля, в котором поменяли обстановку.)

И конечно, чудо о передвижных лепроклиниках тоже заслуживает упоминания. Как известно, население не любит прокаженных, особенно в Индии, где эту болезнь считали проклятием, посланным Богом за грехи. На благую весть об открытии лепрозория население отреагировало градом камней. После многочисленных попыток мать Тереза поняла, что Бог категорически против стационара. Чтобы услышать Божью волю, она углубилась в молитвы. И Бог выразился яснее. В течение двух месяцев случилось следующее: матери Терезе пожертвовали 10 тысяч рупий, крупнейший в Индии специалист по проказе предложил матери Терезе свои услуги, и, наконец, из Америки прибыла машина скорой помощи. И мать Тереза догадалась, что Богу угодно вместо стационарной открыть передвижную лепроклинику!
Есть целая серия рассказов на темы: мать Тереза и СПИД, мать Тереза и война, мать и апартеид, мать и проказа…

У одного журналиста, наблюдавшего ежедневную возню матери Терезы и сестер ее ордена Милосердия с прокаженными, больными и умирающими, вырвалось: «Я бы не сделал этого и за миллион долларов».
«За миллион и я бы не сделала, — ответила мать Тереза, - только бесплатно!»

Жизнь — это шанс, не упусти его.
Жизнь — это красота, удивляйся ей.
Жизнь — это мечта, осуществи ее.
Жизнь — это долг, исполни его.
Жизнь — это игра, так играй!
Жизнь — это любовь, так люби.
Жизнь — это тайна, разгадай ее.
Жизнь — это трагедия, выдержи ее.
Жизнь — это приключение, решись на него.
Жизнь — это жизнь, спаси ее!
Жизнь — это счастье, сотвори его сам.
Жить стоит. Не уничтожай свою Жизнь!

URL
Комментарии
2011-05-14 в 14:50 

ЛуШканочка
Здоровый сон разума рождает бодрых, позитивных чудовищ
Шармила Шрея
Ой, это же получается твой праздник. Поздравляю!:squeeze:

2011-05-14 в 14:55 

Шармила Шрея
ЛуШканочка
Спасибо, дорогая!!!

URL
2011-05-14 в 22:11 

joka
"I don't want to be anyone else - I want to be John Barrowman"(с) jb
Шармила Шрея Я тоже поздравляю тебя с праздником!:bigkiss:
Мать Тереза- удивительная женщина. Столько мудрости и всепрощения.
То добро, что ты сделал сегодня, люди часто забудут завтра. Все равно делай добро. Ох, первое так верно! А второе еще вернее!:)

   

Иллюзии

главная